April 18th, 2012

Учителя

украина . . .

Ну, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, следует отметить, что ПРАКТИКА показала, что и БЕЗ украины, и БЕЗ остальных частей СССР, Русь остаётся и ОСТАНЕТСЯ Державой из первого Мирового ряда . . .
Мало того, Русь ОСТАЁТСЯ и Империей – мало того, что и формально она состоит из сотен Народов, так ещё и миллионы граждан ныне «независимых» наших соседей голосуют ногами – переселяются на Русь НАВСЕГДА.

Вот уже почти 1000 лет Духовным центром Руси является всё же то, чем ныне является Русь . . . украина-белоруссия-таджикистан всё это, конечно же, НАШИ люди прежде всего, но вот «территории» на которых оне живут . . .

Воссоединение . . . мой прадед был взят в рекруты с Полтавщины, Матушка ещё помнила название его родового села, оно и ныне существует, я УЖЕ не помню . . .
Вышел в отставку прадед унтер-офицером артиллерии . . . и поселился в Ростове-на-Дону, не захотел вернуться на Полтавщину . . . обычная судьба украинца . . . местечковость, она и тогда была таковой . . .
Два его сына стали Русскими Офицерами ещё той, Царской Армии . . . затем Добровольческой Армии . . .

Вишнёвые садочки, гопак и вареники . . . БЕЗ Руси это НУЛЬ! Это просто-напросто СМЕШНО и . . . СКУЧНО!

Для меня, яко для коренного Ростовчанина частично родом с Полтавы, украинцы НИЧЕМ не лучше таджиков и узбеков и вздохи о каком-то особом родстве . . .

Русь – ВСЁ!
украина – НИЧТО!
Сама по себе земля украины БЕСПЛОДНА . . . как какая-нибудь польша . . . Гоголь, Толстой, Достоевский – ВСЁ это Духовное богатство появилось НЕ благодаря украине, а ТОЛЬКО Руси!

Воссоединяться . . . КАК и ЗАЧЕМ?
ВСЁ лучшее украины (а это только лучшие ея ЛЮДИ) итак перебирается и БУДЕТ перебираться на Русь . . . нам и этого ДОВОЛЬНО . . .

Соборянин-коммунист-черносотенец
Финков Е. В.
Ростов-на-Дону
Учителя

Пути Господни неисповедимы . . .

Рунет переполнен цитатами . . .
Цитатну-ко и я . . .
Нонеча многих хвалят . . . и наоборот . . . недавно нашумела фильма о Фурцевой . . . не смотрел . . .

Выписал себе «Несвятые святые» архимандрита Тихона . . . пишет он и о Фурцевой:
«Как-то Псковскую область посетила сановная и очень влиятельная дама – министр культуры Фурцева со свитой столичных и областных чиновников. От этой дамы в те годы трепетали многие и не только деятели культуры. Как водится, ей устроили посещение Псково-Печерского монастыря . Но отец Алипий, зная о её деятельности от своих друзей-художников и о патологической ненависти министерши к Церкви, даже не вышел её встречать – экскурсию провел отец Нафанаил.
Высокая делегация уже направлялась к выходу, когда Фурцева увидела наместника, стоявшего на балконе и беседовавшего с собравшимися внизу людьми. Дама решила проучить этого дерзнувшего не выйти ей навстречу монаха. А заодно – и преподать урок, как следует решительно проводить в жизнь политику партии и правительства в области противодействия религиозному дурману. Подойдя поближе, она, перебивая других, крикнула:
- Иван Михайлович! А можно задать вам вопрос?
Отец Алипий досадливо посмотрел на неё, но всё же ответил:
- Ну что ж спрашивайте.
- Скажите, как вы, образованный человек, художник, могли оказаться здесь, в компании этих мракобесов?
Отец Алипий был весьма терпелив, но когда при нём начинали оскорблять монахов, то он никогда не оставлял это без ответа.
- Почему я здесь? – переспросил отец Алипий. И взглянул на сановную гостью так, как когда-то всматривался в прицел орудия рядовой артиллерист Иван Воронов. – Хорошо, я расскажу . . .
Вы слышали, что я на войне был?
- Ну, положим, слышала.
- Слышали, что я до Берлина дошёл? – снова спросил отец наместник.
- И об этом мне рассказывали. Хотя не понимаю, какое это имеет отношение к моему вопросу. Тем более удивительно, что вы, советский человек, пройдя войну . . .
- Так вот, - неспешно продолжал отец наместник. – Дело в том, что мне под Берлином . . . оторвало . . . (здесь Иван Михайлович Воронов высказался до чрезвычайности грубо.) Так что ничего не оставалось, как только уйти в монастырь.
После повисшей страшной тишины раздался женский визг, потом негодующие восклицания, крики, угрозы, и члены делегации во главе с важной дамой понеслись по направлению к монастырским воротам.
Через час наместника уже вызывали в Москву. Дело пахло нешуточными проблемами. Но на все вопросы отец Алипий спокойно и обстоятельно отвечал:
- Мне был задан конкретный вопрос, И я на него так же конкретно и доступно – чтобы наша гостья наверняка поняла – дал ответ.»

Соборянин-коммунист-черносотенец
Финков Е. В.
Ростов-на-Дону