20finkov09 (20finkov09) wrote,
20finkov09
20finkov09

Была ли жена Василия скромной боярышней?

Нам подбрасывают, что де после смерти Сталина после него остались стоптанные сапоги, потрёпанный китель и прокуренная трубка.
Наверное это говорит о скромности Генералиссимуса.

Хотя может быть и о высшей степени Гордыни.
Креза всё равно не переплюнешь, так отличусь ко я скромностью.
И отличился.
Мудрец.

Но все ли из сталинской «элиты» были скромны?
Из мемуаров Пыльцына Александра Васильевича (см. мою запись от 4.08. сего года) «Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина» об эпизоде его службы в комендатуре Лейпцига после Победы:

«Первое отделение циркового представления с гимнастами, борцами, акробатами, жонглерами, силовиками и клоунами, работавшими в непривычной для нас манере немецкого плоского, пошлого юмора, гости смотрели, как мне показалось, без особого интереса. Когда первое отделение закончилось и служители стали устанавливать на арене оборудование для аттракционов с хищниками, Василий вдруг схватил Пинчука за руку и говорит: "Веди меня к зверям, хочу посмотреть на них до выхода на арену". Пинчук вроде бы пытался, хоть и не очень решительно, остановить генерала, ему было неудобно: ведь и коменданта, и его замов население города знало и относилось к ним с уважением. Но остановить гостя ему не удалось, и вот так, за руку поплелся он вслед за генералом через еще не огороженную часть арены. За ними сразу же последовал и тот тучный подполковник.
Когда они возвращались, ограждение уже было установлено и им пришлось идти непосредственно вблизи зрителей-немцев, занимающих места в первых рядах. Заметно было их удивление беспардонностью генерала и одного из заместителей коменданта.
Но вот началось второе отделение с участием зверей. Они, оказывается, не учли, что в ближней ложе сидят именитые гости и вели себя несдержанно, так что служителям арены требовалось оперативно засыпать опилками или песком то, чем некоторые из животных нечаянно отмечали свое пребывание здесь. Конечно же, «аромат» этих отметин не могли нейтрализовать ни опилки, ни песок, и он достигал обоняния гостей. Врач передал жене Василия несколько мандаринов, и она, очищая их, чтобы ароматными дольками заглушить неприятные запахи, бросала корочки через плечо назад, а там услужливо их ловили и врач, и этот солидный подполковник. Естественно, что какая-то часть зрителей смотрела уже не на арену, а на гостевую ложу. Нам стало стыдно. Утешала только мысль, что немцы не знали, что этот генерал — сын Великого Сталина, победившего гитлеровскую Германию.
После цирка полковник Пинчук уехал с гостями на виллу, где их уже ждал комендант Борисов. Мне не нужно было туда ехать и я не был свидетелем того, как генерал Василий, увидев там обильный стол, накрытый в его честь, сказал полковнику Борисову: "Ешьте и пейте это сами. А мне покажите комнату, где я могу поужинать и отдохнуть". Оказывается, эти большие фургоны были его походной кухней и рефрижератором. Он возил за собой поваров и официантов, а также московские продукты и напитки.
В дальнейшем обеспечении программы пребывания генерала Сталина в Лейпциге я не участвовал, знаю только, что он провел в городе два дня.»

Итак, генерал Василий, сын Вождя Мирового Пролетариата на манер Светлейшего Князя Потёмкин-Таврическаго, таскал с собою ЛИЧНЫХ поваров-официантов, личные припасы и напитки, а его боярышня, как привыкла шелуху от семок кидать куда не попадя, такоже обращалась и с корками от мандарина, кои и были вынуждены услужливо ловить ЛИЧНЫЙ врач и ЛИЧНЫЙ подполковник новоявленного Князя . . .
Нет, это же классика - «из грязи да в Князи!»

Так что Гордыня она бывает разная — Гордыня Мудреца, и Гордыня Глупца . . .
слаб Человек . . .

аминь.

Соборянин-коммунист-черносотенец
Финков Е. В.
Ростов-на-Дону
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments