20finkov09 (20finkov09) wrote,
20finkov09
20finkov09

Categories:

Размышление Дмитрия Евстафьева о ЗАТХЛОСТИ, яко о СУЩНОСТИ

Эпохи угасания СССР -

«Размышление
Как-то вспомнилось при прочтении новости о том, что МЧС предупреждает о тумане в Москве сегодня. Вспомнилось то, с чего все начиналось. Благо все сейчас про Горбачева вспоминают. Я про него вспоминать не хочу. Из гигиенических соображений.
Я хочу вспомнить про то, что было «до» Горбачева. Незадолго «до».
Самое даже не столько тяжкое, сколько тягостное время для меня - это с весны 1984 и до Горбачева, до весны 1985. Потом началось то, что началось и то, что кончилось тем, чем мы хорошо помним. Но нельзя забывать и то, что было "до". Потому, что горбачевский «обвал» вырос из вот этого самого "до".
Мы все понимали, что эпоха, без иронии, великая эпоха кончилась со смертью Брежнева. Даже мы, молодые пацаны это ощущали. Рассказывали анекдоты, но внутренне переживали. Предчувствие было у многих. Ушло то спокойное, не всегда сытое, но спокойное детство.
Мы, ведь, любили "дядю Леню". Несмотря ни на что. Даже несмотря на звезды и не по чину надетые маршальские погоны. Любили этого человека со смешной дикцией, но признаваться себе в этом боялись. Только теперь находим в себе силы это делать.
Что до наступившей потом эпохи безвременья, то мне даже не череда государственных похорон запомнилась. Это было как бы фоном. А, знаете что....
Затхлость.
Да, это, видимо, верное слово. Затхлость.
Нет, в магазинах, во всяком случае, в Москве, еще что-то было, даже ширпотреб случался. Правда, в провинции уже было совсем тяжело. Но даже и в Москве уже бывали и явно давно пустые полки. Нет, не это главное.
Именно затхлость. Полное отсутствие какого-либо движения, ни новой идеи. Ни-че-го.....
Даже новые лозунги не появлялись. А если и появлялись, то их уже никто не вспоминал. Пропаганда вообще стремительно глупела. Это понятно. Говорить было не о чем. Успехи были, кстати, а говорить было не о чем.
Это было проявление полной растерянности. Страха даже, если хотите, перед грядущим, хотя на публике комсомольские и партийные активисты хорохорились. Но это было уже явно не то. Совсем не то. Да и сами они стали из в целом ярких - без дураков - личностей, «строивших БАМ» и поворачивавших сибирские и северные реки какими-то тусклыми, что ли… В моду вошла абсолютная бесцветность, причем никто не мог уже точно сказать, что теперь «правильно». И предпочитали либо молчать, либо молоть откровенную чепуху.
От того и бесцветность – не ясно, куда прикажут рулить. А посему лучше прикинуться ветошью. Им потом прикажут рулить в «перестройку», но тогда они этого еще не знали.
Те, кто пытался «инициативничать», как например, весьма неглупый, но вконец забытый нынче человек по фамилии Тяжельников, сгорали вмиг. Прямо «в пепел».
Тогда же закатилась, казалось навсегда, звезда Гейдара Алиева. Да, именно тогда. Его, человека, которые мог – и, думаю, должен был - стать вторым человеком в государстве назначили заниматься реформой школы. Бюрократический дауншифтинг, причем показательный. Да, коллеги, последние годы советской власти и первые постсоветской мы жили по «алиевской» школьной реформе. И, знаете, на фоне всего остального, это была не самая плохая реформа.
И даже туман какой-то появился к зиме 1984. Такого раньше в Москве не было. Липкий туман, который, казалось, проглатывал людей.
Нет, это был просто туман. Никакой мистики. Но как же он соответствовал той атмосфере бессилия и безволия. Причем, бессилия и безволия людей, у которых, как нам казалось, да так оно, собственно, и было, власти имелось в наличии, - хоть отбавляй. Только реши что-нибудь…. Но не было сил решать.
«Паралич ожидания», я бы это назвал.
Мы не хотим даже сейчас признаться себе, что это было настолько тягуче, настолько муторно…. Да, настолько затхло, что мы были готовы согласиться на любое и на любого, что и кто скажем нам про перемены. Появился Горбачев, но появись любой другой, подчеркну ЛЮБОЙ!!!, кто показал бы перспективу, возможность перемен, - пошли бы и за ним. Не очень задумываясь, ни о том, что за перемены нам предлагают, ни что будет после этих перемен.
Шли, ведь, не за Горбачевым. Шли от затхлости. От этого липкого тумана. Боялись, что нас туда засосет. Туда – не засосало. Засосало в другое.
Другой вопрос, что вряд ли на что-то кроме условного «Горбачева» уже была способна. Его могли звать по-другому, но по сути…. И что бы сейчас не говорили коммунисты, обвал был «заложен в смету» не в 1991, и не в 1989, и даже не в 1985, когда все «высидевшие» по углам в безвременье партийцы, почти единогласно (есть легенда, что против был только председатель комиссии партийного контроля Школьников) проголосовали за Горбачева.
Обвал предопредился или был предопределен в тот самый туман. Между 1982 и 1985 годами. Ну, во всяком случае, я так считаю.
Нет, конечно, этого «ялтинского декаданса», как в соловьевской «Ассе» мы не знали. Не про нас это было. И «перемен, мы ждем перемен» не кричали. Это были, скорее времена песни «Мои друзья». Не помните? Жаль. Говорят, это была первая песня, которую Виктор Цой написал. В 1982 году. Символично, правда? «Мой дом был пуст, теперь народу там полно. В который раз мои друзья там пьют вино. И кто-то занял туалет уже давно. Разбив окно…». Ну, и так далее. А припев был – закачаешься.: «Мои друзья всегда идут по жизни маршем и остановки только у пивных ларьков….».
Ничего так? Вот, и я говорю….
«Перемен, мы ждем перемен», предчувствие перестройки? В чем-то, наверное, так. От «пивных ларьков» - к «переменам». И главное, - это было так естественно, что теперь, оглядываясь назад, даже несколько страшно.
Насчет «остановок у пивных ларьков» так, впрочем, оно и было.
Пьяные. Очень много пьяных. Никогда столько пьяных в Москве не было. Особенно под Новый год 1985 года. Такое ощущение, что народ, предчувствуя «горбачевский закон» (которого, само собой, еще и «в проекте» не было), напивался "про запас". Пили все – от слесарей до самых высоких начальников. Как в последний раз. Это были затянувшиеся поминки по блистательной эпохе. Пили так, что у дверей кафешек, куда было не попасть, выставлялись столики с приличными напитками, не всегда продававшимися в винных. С ликерами, водкой «Финляндия», которая казалась тогда «элитной», с непонятного происхождения ликером «Абу Симбел», венгерскими вермутами.... И все это можно было купить. С ресторанной наценкой, но свободно. Лотки стояли по всей улице Горького. Ни до, ни после я такого не припомню.
Вот, так вот...
Знаете, коллеги, с тех пор я больше всего боюсь ощущения затхлости. Это у меня, видимо, подсознательное. Очень боюсь зимних и весенних туманов.
А Вы?
Но, ничего, коллеги, будем жить. Хорошего вам вечера. А к хорошему вечеру – хорошую песню.»
Ссылка:
https://www.facebook.com/dmitry.evstafyev.9/posts/1262726160476238


ЧРЕЗВЫЧАЙНО глубокое размышление . . .

Аминь.

соборянин-коммунист-черносотенец
Финков Е. В.
Ростов-на-Дону
Subscribe

  • Николай Онуфриевич Лосский 3

    - ну и ГДЕ вы видали «хохла» с пейсами? в какой-такой «синагоге»? Толпы безмозгляков-лукавцев постоянно и круглосуточно…

  • Николай Онуфриевич Лосский 2 -

    Цитаты из Труда Онуфриевича «ХАРАКТЕР РУССКОГО НАРОДА»: наслаждайтесь (написано это сразу после ВОВ): цитата 1: «Англичанин Стивен Грахам (Stephen…

  • Николай Онуфриевич Лосский 1 -

    считается одним из выдающихся «христианских» Мыслителей Руси. Паренёк, конечно же интересный — папенька его обрусевший поляк (якобы православный),…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments