20finkov09 (20finkov09) wrote,
20finkov09
20finkov09

ВОЙНА РОССИИ И США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ. Часть 6. Борьба с авианосными группами

Оригинал взят у m_alexandrov в ВОЙНА РОССИИ И США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ. Часть 6. Борьба с авианосными группами
В то время как танковое сражение у Эз-Зубайра близилась к концу, американский авианосец «Гарри Трумэн» на всех парах приближался к Оманскому заливу. Еще немного и он вышел бы на дальность применения палубной авиации, которая начала бы массированные удары по иранской группировке в Ираке. Однако российская разведка ВМС заблаговременно вскрыла начало передвижения американских авианосных групп, и Генштаб быстро разработал план контрудара.
Наиболее эффективным средством поражения авианосцев являлись многоцелевые атомные подлодки «Антей» или «Ясень» с крылатыми ракетами «Гранит», «Оникс» или «Калибр-НК». Такая подлодка могла подойти достаточно близко к американским кораблям охранения авианосной группы и сделать комбинированный залп 24 ракетами, как по ближайшим кораблям охранения, так и по самому авианосцу. Это гарантировало попадание в авианосец нескольких ракет и если не потопление, то по крайней мере его серьезное повреждение.
Однако на тот момент в Индийском океане действовала только одна многоцелевая атомная подлодка К-561 «Казань», та самая, которая несколько дней назад атаковала американскую авиабазу на о-ве Диего Гарсия. Теоретически она могла бы попытаться атаковать и «Гарри Трумэн». Однако ее боезапас состоял в основном из ракет дальнего действия Калибр 3М14, предназначенных для удара по наземным целям. А противокорабельных ракет у нее было всего несколько штук. Для атаки авианосной группы их было не достаточно.
Конечно, К-561 могла тихо прокрасться в центр авианосной группы на предельной глубине 600 метров, где ее не засекла бы даже суперсовременная американская подлодка класса «Вирджиния», предельная глубина погружения которой составляла 488 метров, а рабочая еще на 100 метров выше. И прямо с предельной глубины К-561 могла торпедировать американский авианосец пятью универсальными самонаводящимися электрическими торпедами УСЭТ-80. Однако после этого удара, подводная лодка наверняка была бы уничтожена противолодочными кораблями противника.
Надо сказать, что американцы знали о существовании российской подлодки в этом районе и больше всего боялись именно такой торпедной атаки. Однако с точки зрения российского командования разменивать дорогущую и суперсовременную подлодку даже на целый американский авианосец было не очень разумно. Поэтому был выбран гораздо более сложный, но менее дорогостоящий вариант – вариант воздушной атаки. В ней приняли участие 5 истребителей Су-35, 6 дальних бомбардировщиков Ту-22М3 и воздушный танкер-заправщик. Четыре Су-35 имели на вооружении по две противокорабельные ракеты Х-59МК, а один был вооружен только ракетами воздух-воздух. Ту-22М3 имели на борту по две новейшие противокорабельные ракеты Х-32.
Чтобы обмануть космическую разведку противника, самолеты летели к месту назначения разными маршрутами. Зону боевых действий над Ираном они пересекли на сверхзвуковой скорости. Танкер-заправщик должен был встретить их в заданном квадрате. Встреча была назначена в точке Х Индийского океана, расположенной таким образом, чтобы зайти в тыл американской авианосной группы. Расчет делался на то, что с тылу российским самолетам будет противостоять один корабль охранения, так как спереди их могло быть два и даже три и по два с каждого фланга.
Встретившись с воздушным танкером в заданном квадрате и пополнив запасы топлива, самолеты приступили к атаке американской АУГ. Атака осуществлялась тремя эшелонами. В первом эшелоне шел один Су-35, не имевший противокорабельных ракет. Его задача состояла в том, чтобы обезвредить американский самолет ДРЛО E-2С «Хокай», который наблюдал за воздушной обстановкой вокруг авианосной группы. Для этого Су-35 имел на борту две ракеты воздух-воздух К37М дальностью 300 км.
Находящийся на удалении около 100 км от авианосца, «Хокай» обнаружил СУ-35 на расстоянии 500 км. Русский летчик еще не видел американца на своем радаре, но обнаружил его по радиоизлучению. Идущий на максимальной скорости 2500 км/ч, Су-35 должен был выйти на дистанцию пуска своих ракет через пять минут. В этот время в воздухе находились еще два истребителя палубной авиации США F/A-18E «Супер Хорнет», которые должны были прикрывать «Хокай» от возможной воздушной атаки. Получив от него сигнал о приближении Су-35, они устремились на помощь.
Однако собственные радары F-18 не видели российского истребителя, так как их максимальная дальность составляла всего 67 км. Конечно, их мог наводить на цель экипаж «Хокая», но последний сразу же понял, что два F-18 перехватить Су-35 не смогут и скорее всего будут сбиты вместе с самим «Хокаем». Поэтому экипаж «Хокая» решил передать задачу перехвата Су-35 системе ПВО «Иджис» эсминца класса «Арли Берк», который как раз занимал тыловую позицию в охранении авианосной группы. В принципе это было правильным решением, но и оно не могло спасти ситуацию. Сейчас все решали секунды, а их мучительно не хватало.
Экипажу «Хокая» хватило в общей сложности двух минут, чтобы обнаружить цель, определить ее тип, координаты и курс и передать всю эту информацию в командный центр системы ПВО «Иджис» эсминца «Арли Берк». Расчету ПВО «Иджис» потребовалось еще две минуты, чтобы определить точку перехвата и запустить по Су-35 зенитную ракету SM-2 повышенной дальности, а за ней еще одну. В этот момент Су-35 оставалось лететь до рубежа пуска ракет К37М всего одну минуту, а зенитной ракете SM-2 требовалось примерно 3 минуты, чтобы преодолеть расстояние до точки, где должен был произойти перехват российского истребителя. Таким образом, у русского летчика, после выхода на дистанцию выстрела, было всего две минуты, чтобы выпустить две ракеты К37М и резко уйти в глубокое пике за линию радиогоризонта радара эсминца «Арли Берк». Он отрабатывал этот прием много раз и сейчас сработал почти на автомате.
Конечно, этот маневр еще не гарантировал выживания самолета. Висящий в воздухе «Хокай», мог еще 4 минуты наводить ракеты SM-2 на пикирующий русский истребитель – те самые 4 минуты, в течении которых ракеты К37М должны были настигнуть и поразить самолет ДРЛО. Этого времени вполне хватило бы, чтобы две SM-2 уничтожили российский истребитель. И если бы экипаж «Хокая» был готов до конца выполнить свой долг, как это только что сделал русский пилот, то Су-35 был бы наверняка сбит. Однако, увидев, что к нему на огромной скорости несутся две ракеты воздух-воздух, уйти от которых не было никакой возможности, экипаж «Хокая» бросился спасать свою жизнь и поспешил покинуть самолет.
Ракеты SM-2 потеряли ориентировку, бесцельно покружили в небе и рухнули в море. А Су-35 на предельно малой высоте, около 200 метров над уровнем моря, уходил вдаль от американской авианосной группы навстречу воздушному заправщику, поджидавшему его в условленном квадрате. Летчик был в хорошем настроении. Сегодня он выполнил сложнейшую боевую задачу. Дальнейший успех операции зависел уже от других самолетов и других экипажей. И эти самолеты уже приближались к американской авианосной группе.
Во второй волне атаки участвовали четыре Су-35 с противокорабельными ракетами Х-59МК. В то время когда первый Су-35 выпустил свои ракеты по «Хокаю», они находились на удалении 550 км от места боя, за пределом дальности радара американского самолета ДРЛО. Поэтому о их существовании и тем более местоположении у американцев не было никакой информации. Получив от первого Су-35 условный сигнал, они на максимальной скорости устремились в сторону американской АУГ. Быстро преодолев первые 200 км, самолеты нырнули вниз на высоту 500 м, чтобы быть невидимыми для радаров тылового эсминца класса «Арли Берк». Им оставалось лететь еще 100 км, чтобы выйти на рубеж пуска противокорабельных ракет Х-59МК. Всю эту дистанцию Су-35 преодолели за 10 минут. Выпустив ракеты по американскому эсминцу с предельной дистанции 250 км, самолеты повернули назад.
Командование американской АУГ хорошо осознавало, что на них началось воздушное нападение, но о месте и характере предстоящего удара не имело ни малейшего представления. Как только поступил сигнал об атаке российского самолета, командование АУГ отдало приказ поднять в небо дополнительные истребители. И по прошествии 15 минут боя в воздухе находилось уже четыре F-18. Однако после того как «Хокай» рухнул в море они оказались без глаз и ушей и бесцельно барражировали над авианосной группой.
А быстро поднять второй «Хокай» службы авианосца не могли. Даже если бы этот самолет был готов к запуску на палубе авианосца, а его экипаж сидел в кабине, то потребовалось бы не менее 10 минут для того, чтобы он взлетел, поднялся на необходимую высоту и начал бы новый обзор воздушной обстановки. Но в данной ситуации самолет к взлету готов не был, так как никому не приходило в голову, что он может быстро понадобиться, а места на палубе он занимал много. Да и экипаж второго «Хокая» находился на отдыхе в разных местах авианосца и подготовка его к вылету заняла бы в лучшем случае минут двадцать. Так что командованию авианосной группы не оставалось ничего иного как понадеяться на непробиваемость системы ПВО кораблей охранения.
Между тем, 8 ракет Х-59МК, выпущенные Су-35, неумолимо приближались к тыловому эсминцу «Арли Берк». Им требовалось 15 минут, чтобы достигнуть американского корабля. Эти ракеты обладали одним существенным недостатком. Они были дозвуковыми. То есть прицелиться и попасть в них было гораздо легче, чем в сверхзвуковые ПКР «Москит», «Оникс» или «Калибр-НК». Но это только в том случае, когда ракеты уже обнаружены и хорошо видны на радаре. Однако своевременно обнаружить Х-59МК и навести на них противоракеты было совсем не легко. Они шли над поверхностью воды на предельно малой высоте – по некоторым данным, на 4 метрах, то есть даже на 3 метра ниже, чем легендарный «Москит».
А это означало, что радиогоризонт их видимости для радара AN/SPY-1D эсминца «Арли Берк» составлял примерно 19 км. Но это только в теории. Обнаружить Х-59МК на такой высоте было очень сложно из за особенности распространения радиоволн у поверхности воды. Еще сложнее было навести на них ракеты-перехватчики. Так что реальная дальность обнаружения ракеты была значительно меньше. В любом случае у операторов системы ПВО эсминца было не более минуты, чтобы навести и запустить ракеты для перехвата.
Когда ракеты Х-59МК преодолели 19-ти километровый барьер, оператор радара «Арли Берк» увидел на экране мелкие снежинки на уровне моря, которые то подскакивали от поверхности воды, то исчезали как бы проваливаясь в глубину. Эти хаотичные всплески на экране в обычной ситуации можно было бы принять за радиопомехи, вызванные волнением моря, и просто проигнорировать их. Но оператор радара ждал ракетного нападения и был чрезвычайно внимателен. Он пристально вглядывался в экран и через несколько секунд увидел, что снежинки уже перестали исчезать, выстроились в ряд и стремительно приближались. Их было много, считать было некогда. «Ракетная атака», - крикнул он, и дал команду запустить весь боекомплект ракет-перехватчиков «Си Спэрроу» («Sea Sparrow»), все 8 штук, находившихся в пусковом контейнере. Одновременно был включен весь набор средств радиоэлектронной борьбы. Однако российские ПКР Х-59МК уже захватили цель своими головками наведения и сбить их с курса при помощи радиопомех было практически невозможно.
«Си Спэрроу» когда то была отличной ракетой, которая могла на равной бороться даже с неуловимыми «Москитами». В значительной степени она таковой и оставалась. Примечательно, что в 90-е годы в период «нежной любви» между разваливающейся Россией и «победившим» Западом, американцы даже закупили партию «Москитов», именно для отработки применения и модернизации «Си Спэрроу». Но в данной ситуации это не помогло.
Даже по нормативам применения «Си Спэрроу» предназначалась для перехвата целей, летящих не ниже 6 м над уровнем моря. Навести ее на цель ниже этого уровня было чрезвычайно сложно, а тем более попасть в эту цель. Конечно скорость дозвуковых ракет была ниже, чем у «Москитов» или «Ониксов» и это давало определенный шанс, но только шанс. И три ракеты Х-59МК все-таки удалось перехватить. Еще одна, целившаяся в корму, прошла мимо (видимо РЭБ все-таки немного на нее повлияли). Но другие четыре ракеты уверенно поразили эсминец. Это было смертельное попадание. С начала боя прошло 30 минут.
Поражение эсминца «Арли Берк», прикрывавшего тыл авианосной группы, создало определенный воздушный коридор по которому можно было нанести удар по самому авианосцу. Это открыло дорогу для третьей, решающей волны воздушной атаки. В ней участвовали четыре дальних бомбардировщика Ту-22М3 с противокорабельными ракетами Х-32. Все это время они находились на дистанции 600 км от АУГ, то есть за пределами видимости самолета ДРЛО противника. Через 10 минут после того, как четыре Су-35 выпустили свой боезапас, бомбардировщики, получив условный сигнал, устремились к центру авианосной группы.
Ракеты Х-32 действовали совсем по другому принципу, по сравнению с большинством противокорабельных ракет. Они не летели у поверхности воды, а забирались на огромную высоту, а затем почти вертикально, камнем обрушивались на цель. Кинетическая энергия удара была такова, что ракеты прошибали несколько палуб крупного корабля. Перехватить Х-32 обычной зенитной ракетой, типа SM-2, было невозможно. И только появление у американцев ракеты SM-3, предназначенной для поражения боеголовок баллистических ракет, выровняло шансы.
В принципе Ту-22М3 могли выпустить свои ракеты сразу, так как Х-32 имеет дальность 1000 км. Однако осуществить точное наведение ракет с такого расстояния было сложно. Тем более, летящие на высот 40 км Х-32, могли быть достаточно рано обнаружены другими кораблями охранения и сбыты противоракетами SM-3, имеющими дальность 700 км. Поэтому Ту-22М3, включив форсаж, на высоте 8000 м преодолели за 8 минут 300 км, остававшихся до границы действия радара системы «Иджис» американской АУГ, и затем выпустили свои 8 ракет Х-32 в направлении авианосца. Ракетам оставалось пролететь еще 300 км, но не по прямой. Сначала они устремились вверх на предельную высоту, а затем почти вертикально рухнули вниз на авианосец. Время полета по этой траектории сверхскоростных Х-32 составило всего четыре минуты.
В это время ракетный крейсер класса «Тикондерога», охранявший авианосную группу с правого фланга, стоял примерно в 350 км от точки запуска ракет и в 150 км правее авианосца. Это был самый ближний корабль охранения, другие находились еще дальше. Бомбардировщики Ту-22М3, которые запустили ракеты, крейсер вообще не увидел, так как они находились за радиогоризонтом его радара. А сами ракеты он обнаружил только через минуту после их старта, когда они набрали максимальную высоту. У оператора системы ПРО крейсера оставалось всего три минуты, чтобы осуществить перехват. Одну минуту занял расчет траектории целей и точек перехвата. Еще полминуты ушло на наведение и запуск первой ракеты.
При скорости 2,7 км/с SM-3 имели определенные шансы сбить все 8 ракет Х-32, так как могли достичь точки перехвата за 61 секунду. Однако это могло бы получится только при одновременном залпе всех 8 ракет-перехватчиков и без учета времени, требующегося для набора ракетой максимальной скорости. В реальной же ситуации этого боя SM-3 смогли перехватить только две последние ракеты. Остальные со всей своей огромной энергией врезались в авианосец, нанеся ему повреждения, несовместимые с жизнью. К тому же, две ракеты имели термитные боезаряды, которые вызвали страшный пожар. И вся дальнейшая активность АУГ была уже связана не с решением боевых задач, а со спасением своих товарищей с тонущего флагмана. Через несколько часов гигантская махина «Гарри Трумэна» скрылась под водой. Сложнейшая операция по уничтожению авианосца с воздуха была выполнена.
Теперь американским войскам на Ближнем Востоке предстояло ждать подхода авианосца «Джордж Вашингтон», который получил приказ передислоцироваться из Южно-Китайского моря в Оманский залив. Ему предстояло преодолеть 7000 км, что должно было занять примерно пятеро суток. Причем двое суток он был уже в пути. Но и этому авианосцу не суждено было прибыть в район боевых действий. В районе Малаккских проливов он подвергся ракетной атаке российской многоцелевой атомной подлодки К-150 «Томск». Созданная еще в советское время специально для охоты за авианосными группами противника, эта подлодка несла на своем борту 24 смертоносных ПКР «Гранит». В 2016 году К-150 «Томск» заняла первое место по результатам стрельб по уничтожению кораблей условного противника крылатыми ракетами между многоцелевыми подводными лодками.
«Томск», находившийся на патрулировании в Тихом океане у северо-восточного побережья Австралии, получила приказ выдвинуться в Индийский океан на второй день после начала военных действий. Проделав этот путь за четверо суток, подлодка затаилась в Андаманском море. После получения приказа об атаке авианосной группы, «Томск» выбрал идеальную позицию в районе Никобарских о-вов. В этом месте большие глубины сочетались с множеством небольших островов, что делало обнаружение подводной лодки с воздуха весьма затруднительным. Сами острова являлись идеальным препятствием для обнаружения пуска крылатых ракет. К тому же, ширина прохода между о-вом Большой Никобар и Индонезией составлял всего 165 км. Это вынудило авианосную группу сжать свои боевые порядки, и расстояние между авианосцем и фланговыми кораблями охранения уменьшилось до 70 км.
Конечно, американцы действовали грамотно. Два головных корабля АУГ, пройдя через это бутылочное горлышко, начали сразу же расходиться влево и вправо, сканируя местность на наличие возможных угроз. Но запас дальности у ПКР «Гранит» был такой, что это не оставляло авианосцу шансов.
Подлодка «Томск», затаившаяся чуть севернее о-ва Большой Никобар, получила координаты цели от спутника космической разведки «Лиана» как раз тогда, когда «Джордж Вашингтон» находился в проливе между Большим Никобаром и Индонезией. Радары АУГ не смогли засечь пуски ракет, зато местные аборигены заворожено смотрели на страшное, но захватывающие зрелище, когда из под воды один за одним вырвались 24 огненных смерча и затем, повернув, исчезли за изгибом береговой линии острова. Ракеты «Гранит» шли на высоте 25 м над водой, огибая западный берег острова с севера на юг. Им предстояло проделать довольно короткий путь около - 160 км при запасе дальности 500 км.
Если бы бой происходил в открытом море, то радар AN/SPY-1 системы «Иджис» заметил бы «Граниты»  на достаточно большом удалении. Но в данном случае они были совершенно не видимы для основной группы кораблей АУГ, так как скрывались за рельефом острова. Правда, головной крейсер класса «Тикондерога», уже миновавший остров и отошедший от него километров на 40, обнаружил движение ракет, но сделать ничего не мог. Идущие со сверхзвуковой скоростью «Граниты» должны были поразить свою главную цель через 5 минут. Стрелять им в вдогонку было нечем, ибо нет еще ракет корабельной ПВО способных догнать «Граниты» на таком расстоянии.
Единственное, что смог сделать оператор системы «Иджис» крейсера – это сообщить об идущей ракетной атаке. Пока он передавал сообщение, пока его приняли и осмыслили на других кораблях охранения, прошло более минуты. Еще минута ушла на то, чтобы дежурный персонал перешел в боевой режим. За это время «Граниты» уже вынырнули из за рельефа острова. До ближайшего корабля охранения, находившегося в 14 км от берега, ракетам было лететь всего 47 секунд. У него не было шансов. Первые три ракеты нанесли по эсминцу класса «Арли Берк» смертельный удар и он быстро пошел на дно. Оставшиеся 21 ракета устремились к авианосцу, находящемуся примерно в 60 км от потопленного эсминца. На это им требовалось 2 минуты.
У авианосца тоже не было шанса. Выпущенные одним залпом из контейнера Мк41 восемь ракет «Си Спэрроу» отработали на отлично, сбив 8 «Гранитов». Однако для второго залпа времени не хватило. 13 тяжелых ракет с грохотом врезались в борт и палубу авианосца. Это был смертельный удар. «Джордж Вашингтон» накренился наоборот и стал тонуть. К тому моменту подлодка «Томск» ушла на максимальную глубину и на полном ходу направилась в южную часть Индийского океана. Найти и догнать ее у оставшихся кораблей американской АУГ не было никакой возможности. Планы США по наращиванию морской авиационной группировки в районе Оманского залива были сорваны.
Subscribe

  • Николай Онуфриевич Лосский 3

    - ну и ГДЕ вы видали «хохла» с пейсами? в какой-такой «синагоге»? Толпы безмозгляков-лукавцев постоянно и круглосуточно…

  • Николай Онуфриевич Лосский 2 -

    Цитаты из Труда Онуфриевича «ХАРАКТЕР РУССКОГО НАРОДА»: наслаждайтесь (написано это сразу после ВОВ): цитата 1: «Англичанин Стивен Грахам (Stephen…

  • Николай Онуфриевич Лосский 1 -

    считается одним из выдающихся «христианских» Мыслителей Руси. Паренёк, конечно же интересный — папенька его обрусевший поляк (якобы православный),…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments