Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Учителя

«как коммунист может быть черносотенцем?»

Вадим Кожинов:
«. . . осенью 1918 года, Павел Флоренский писал следующее: «Идея общежития, как совместного жития в полной любви, единомыслия и экономическом единстве, - назовётся ли она по-гречески киновией, или по латыни коммунизмом, - всегда столь близкая русской душе и сияющая в ней как вожделеннейшая заповедь жизни, - была водружена и воплощена в Троице-Сергиевой Лавре Преподобным Сергием и распространялась отсюда, от Дома Троицы . . . ».

Ну и, общеизвестное — Минин и Пожарский, Пожарский был Князь, а вот товарищ Минин принадлежал к Чёрной Сотне, и имел социальный статус «черносотенца».

Относительно «Чёрной Сотни» как феномена кануна 1917 года товарищ Вадим Кожинов написал целый трактат - «Черносотенцы» и революция».
Да и вообще, «черносотенство» неоднократно всплывает в трудах товарища Кожинова.

Та же версия о черносотенстве на Руси, которая до сих пор на слуху, есть гнусный миф, распространяемый жидо-антисемитами.

P. S.
В 1933 году Павел Флоренский был помещён жидо-антисемитами в Гулаг яко "черносотенец и фашист", там Отец Павел и сгинул.

Соборянин-коммунист-черносотенец
Финков Е. В.
Ростов-на-Дону
Бакланов

Как я с Отцом Петром бесОв гонял . . .

(моя запись в ЖЖ Третьякова 30 генваря 2009 года):
Приехал в Зерноград в воскресенье
Первым делом — в церковь
О. Пётр занят — венчаются сначала студенты, затем пара лет 50-ти.
Венчания завершены — местное ТВ берёт интервью по поводу Татьянина дня.
Далее крестины — крестит Отец Антоний.

Наконец подхожу под благословение.
О. Пётр — сама кротость, но — рожа разбойничья, выше меня на 2 головы.
А — Женичка (я постарше его лет на 20), наконец-то!
Не волнуйся мы уже всё устроили, похороны за счёт прихода, мы и денюжку собрали!

Я — матушка желала упокоиться на Старом кладбище (закрыто уже лет 20), рядом с батюшкой.
О. Пётр — не проблема, благословляю!
Я — а как светские власти?
О. Пётр — всё в порядке! Всем говори, что я благословил!
. . .

В понедельник нач. ритуального бюро — на Старом? Исключено!
Я — О. Пётр благословил!
Нач. - нет!!!!
Я — а анафема?
Нач. - щас позвоню Мэру . . .
Звонит — Мэр сказал, что О. Пётр пусть приходом командует, а с городом Мэр сам управится.

Я мчусь к О. Петру.
О. Пётр — досточтимому Геннадию — заводи!
Ожидаю, что Геннадий откроет гараж с полуторкой и полчаса будет её заводить рукояткой.
Садимся в Рено, завелись в секунду ключом (но и дальше неизменно в начале каждой поездки звучало — заводи!).
Заходим к Мэру.
У него уже посетитель — старушка.
Садимся в уголке кабинета, ждём.
Чувствую запах серы . . . с чего бы?

Старушка продолжает — весь город в орденах, у коих и по 2 и по 3! а у меня и Почётной Грамоты нет! А стажу, так 33 года — требую Грамоту!
Мэр (кротко) — Вы за зарплату работали или бесплатно?
Старушка — и-и-и-и . . ., я то работала!
А вот они, в орденах кои — нет!

Перепалка . . .

Старушка — а помните кузин переулок? Колдоба на колдобе — я всё поправила!
Мэр взорвался, вскочил — долго будет мне нервы мотать? Кузин переулок? Вы его лично тяпкой разровняли? Или был там и бульдозер, и КАМАЗы, и катки?

Старушка — ах вот как со мной?
Не ожидала!
Тогда вот что скажу — у меня адрес и Путина и Медведева есть!
Вот сейчас я домой, всё им про наш разговор и пропишу!

На Мэра жалко смотреть — Мария Петровна, вы ж ко мне чуть не каждый приём ходите с одним и тем же разговором, может на сегодня хватит?

О. Пётр молча смотрит в пол, мне становится тесно и смрадно от бесОв, набившихся в кабинет.
Думаю — попали под раздачу, на нас то Мэр и отыграется!

Наконец старушку спровадили, запах серы нестерпим.

О. Пётр ожил — Мэру:
Виктор Иванович! Вот она была и вот её уже нет!
А не найдётся ли Святой Воды?
Как не быть Святой Воде у градоначальника?
Тут же явилась полная бутыль!

Открыл ея О. Пётр, перекрестил, сотворил краткую молитву — и пошёл гонять бесОв!!!
Окропил и Мэра, и секретаршу, и все стены, и всю утварь, да и меня многогрешного!

Уф!!!
благорастворение воздухов!

Все сделались румяные, да весёлые!
Сначала в кабинете тихо и вопросительно зазвучало:
«Аль да мы ль да не казаки?».
Опасливо смотрим на дверь — а вдруг вернётся?
Ну, затем уж победно-утвердительно в три лужёные глотки и один нежный голосок грянули:
«Слава Богу, что мы — казаки!!!!»

И как не ликовать?
Ведь победили ж мы Глупую Злую Бабу!
А всем ведомо, что самые пакостные бесы являются не иначе как во образе Глупой Злой Бабы!

Весёлый, беззаботный смех, рукопожатия!
Мэр — Батюшка, да не надо мне Вашего письма — дозволяю! Быть по-Вашему!

Так и упокоилась моя матушка рядышком с моим батюшкой . . .
А вы мне о коррупции в России . . .

P. S.
Спустились в вестибюль, стоит старушка (одна, без бесОв, знать далеко мы их разогнали!).
О. Пётр к ней — Маша, не переживай, всё будет хорошо!
Просветлела ликом.

Финков Е. В.
Ростов-на-Дону